chest_i_razym (chest_i_razym) wrote,
chest_i_razym
chest_i_razym

Categories:

Монополии и антимонопольный заговор банкиров

Я всегда относился к монополистам плохо. Монополизм – это завышенные цены, неэффективность экономики. Так мне твердили все вокруг. Я даже сам использовал термин монополия для очернения образа плановой экономики. Мол, коммунистическое государство будучи работодателем монополистом эксплуатирует рабочий класс еще интенсивнее, чем конкурирующие друг с другом и с государством западные капиталисты.

Но тут в одном из последних ютуб выступлений Усанов вдруг намекнул, что монополия не всегда пагубна для экономики. В пример он привел нефтяную монополию Рокфеллера. При нем цены на нефть упали, производство выросло и т.д.

Услышанное поразило, и я решил логически поразмыслить над проблемой монополий. И вот, пришел к выводу, что сами по себе монополии не есть зло. Антимонопольные комитеты нужно уничтожать, как бессмысленные и даже скорее вредные. Монополия – есть закономерный итог рыночной конкуренции. Очень часто в новой отрасли сначала появляется один игрок, затем его фишки и технологии копируют тысячи других игроков, но потом очень быстро капиталы укрупняются и в игре остается два-три игрока, а иногда вообще один игрок с вылизанными технологическими цепочками и очень высокой эффективностью. И вот этого победившего эффективного игрока, этот результат естественного отбора, игрока с низкими издержками, идиотское государство начинает расчленять (как это было с успешной Майкрософт или Рокфеллером).

Перед тем как начать рассматривать монополии, нужно все-таки заметить, что монополии монополиям рознь. Одно дело, когда государство запрещает частный капитал и насильственным путем становится де-факто монополистом, другое дело, когда в рыночной борьбе сильнейший капиталист становится монополистом. Это две большие разницы. В первом случае монополии насильственные, во втором случае монополию можно назвать рыночной или справедливой. Если не происходило насильственного воздействия на капитал и выбор людей, то монополия эффективна. Если же монополия возникла благодаря государственным законам, насилию, таможням или другим нерыночным ограничениям, то эта монополия не справедливая, и в итоге не эффективная. И от нее нужно избавляться.

Итак. Рассмотрим логику монополиста, который работает в рыночной среде. Многие уверены в том, что монополист как только он таковым становится тут же задирает цены, ведь конкурентов то нет. Да, действительно. Повысив цену, монополист получает бОльший относительный доход. То есть, например, на вложенный рубль он получит два, а не полтора как обычно. Но при повышении цены падает спрос. Чем выше цена, тем все меньше клиентов будет у монополиста (мы рассматриваем ситуацию с эластичным спросом). Более того, если поднять цену очень высоко, то спрос сколлапсируется, а издержки на единицу проданного товара вырастут.

Есть и другая стратегия. Монополист может не поднимать цены, а понижать их. В таком случае спрос на его товар вырастет, издержки на единицу товара упадут, но упадет и относительная прибыль.

И вот, мы встаем перед дилеммой. Что выгоднее капиталисту, увеличивать относительную или абсолютную прибыль?

Конечно же капиталист будет увеличивать абсолютную прибыль. То есть пойдет по пути снижения цен и издержек ради получения большей абсолютной прибыли.
На этот выбор влияет несколько факторов. Во-первых, у монополиста итак много капитала. Он не гонится за удвоением в короткий срок. 5-10% прибыли в год, при его размерах капитала и оборота – это отличный результат. На самом деле, в экономике не так уж и много мест, куда вы можете с прибылью вложить очень большие деньги. Более того, таких мест практически нет. Ну, и совсем уж простой пример. Если ваша выручка 100 р, при вложениях в один р., то это не так круто, если бы вы имели выручку в 100 млн р, неся расходы в 99 млн р.

И даже если монополист вдруг почему-то решит использовать стратегию роста относительной прибыли, то в условиях рынка ему будет труднее давить конкурентов. Если его бизнес приносит большую относительную прибыль, то на эту сверхприбыль тут же слетятся конкуренты. Если конкурент за счет сверхприбыли от завышенных монополистом цен сможет окупить затраты на вход в рынок, то он обязательно сделает это, разрушив монополию. Поэтому самый эффективный метод борьбы монополий с потенциальными конкурентами – снижать маржу своего бизнеса. А делать это можно только снижением цены, то есть издержек и маржи.

Второй тезис противников монополизма заключается в том, что монополист «покрывается плесенью» и не вкладывает капитал в развитие технологии. Этот тезис тоже чушь.

Да, вот, у нас есть крупный монополист. Ворочает огромными деньгами. Вроде бы зачем ему улучшаться, с кем конкурировать. Но на самом деле, конкурент всегда есть, это ты сам вчера или позавчера. Монополия воюет не только с потенциальными конкурентами, но и с самой собой. Есть стимул стать лучше, чем ты был вчера, чтобы получить еще большую абсолютную прибыль, а значит увеличить свой капитал. Поэтому монополист заинтересован в технологическом развитии, и вообще заинтересован в росте потребления его товаров, в выходе на новые рынки. Монополист может вкладывать свободный капитал в новые технологии. Тут есть два вида вложений. Уменьшение себестоимости, улучшение характеристик товара и сервиса. Оба метода при грамотном подходе ведут к росту абсолютной прибыли. Товар с новыми характеристиками или возросшим качеством привлечет новых потребителей, повысит цену, товар с меньшей себестоимостью позволит понизить цену и увеличить спрос среди менее состоятельных клиентов. Именно поэтому монополист Рокфеллер снижал цены на бензин. А сегодня, псевдо монополист Майкрософт вообще пытается впаривать свою 10-ую винду бесплатно.

Но, вы можете на это все сказать, что это лишь слова и частные примеры. В реальности монополии задирают цены.

Тогда обратимся к статистике. Самый наглядный пример работы рыночных монополий - это США 19 века. Экономически свободная страна, минимум налогов, минимум бюрократии, минимум социальной защиты, максимально рыночные отношения, мигранты и гипер рост промышленности. В итоге все это привело к развитию монополий, которые царствовали в США с переменным успехом вплоть до 1911 года.

Каковы же их показатели эффективности? Обратимся к википедии:
"На уровне отдельных регионов антимонопольные законы появились ещё раньше — в отдельных штатах США. Инициаторами их утверждения становились такие организации как Альянс фермеров Миссури (альянс таксистов против убер, альянс фермеров, все одно и тоже).

Они объединяли производителей, обеспокоенных ростом конкуренции со стороны более крупных и эффективных ферм. Увеличение рыночной доли, занятой крупными хозяйствами, преподносилась как опасная концентрация, ведущая к монополизации рынка. В то же время рыночная концентрация сопровождалась не сокращением производства и ростом цен, в чем обвиняли «монополистов», а прямо противоположными явлениями. Так, пшеница в 1889 году стоила на 35 % дешевле, чем десятью годами ранее, свинина за 1883—1889 гг. упала в цене на 19 %, говяжья вырезка — на 39 %, скот в живом весе за пять лет подешевел на 28,8 %. Поголовье скота в США на протяжении 1880-х годов увеличилось примерно на 50 %.

А вот и видео Усанова на схожую тему появилось


Аналогичной была и ситуация на федеральном уровне. Сенатор Джон Шерман, добившийся принятия антимонопольного законодательства в США, обвинял тресты в ограничении выпуска для повышения цен. Как показывает его переписка с представителями мелких нефтяных компаний, в реальности Шерман защищал именно интересы тех предпринимателей, которые страдали от падения цен, в частности, от удешевления нефтепродуктов, вызванного применением цистерн при транспортировке нефти. В частности, он лоббировал закон, запрещающий железным дорогам предоставлять скидки на перевозку нефти в цистернах, а не в бочках.

Среди отраслей, которые в Конгрессе считались монополизированными, были производство нефти, сахара, рельсов, свинца, цинка, джута, угля и хлопкового масла. Но во всех перечисленных отраслях, о которых доступны соответствующие данные, производство между 1880 и 1890 гг. росло быстрее, чем американское производство в целом. ВВП США за данный период вырос в реальном выражении на 24 %, а в номинальном на 16 % (то есть была инфляция). Что же касается выпуска в отраслях, где были образованы тресты, то в номинальном измерении он вырос за это время на 62 %, а в реальном — на 175 %. Таким образом, тресты обеспечивали рост производства и снижение цен".

Представляете, какие цифры! Да, все это можно объяснить эффектом низкой базы, но монополизированные отрасли росли в товарном выражении в 5 раз, да-да, в 5 раз быстрее, чем экономика в целом, а если из экономики вычленить монополии, то разница была бы еще ущютимее. Оно и понятно. Капиталист-монополист не тратит ресурсы на конкуренцию, а собирает с рынка наибольшее количество капитала, который опять таки вкладывает в производство. Это схема с положительной обратной связью дает максимальный рост капитализации ненасильственными методами. Да и посмотрите на цены. Цены упали на десятки процентов. Для современных экономистов это просто ужас, это же дефляция страшнейшая, срочно печатайте необеспеченные бумажки зеленые. А США в 19 веке не печатали, и цены падали и производство росло. Да, не без кризисов, но росло. Вот таким и должен быть капиталистический мир, свободный от банковского рабства и банковской монополии на деньги.

Так что нет объективных фактических и теоретических причин, по которым рыночные монополии можно назвать вредными для экономики. Наоборот, сам факт возникновения в отрасли монополиста свидетельствует о зрелости отрасли и достижения высокой эффективности на данном витке развития технологий. Это значит, что из этой отрасли выжимается максимум прибыли, которая конвертируется в капитал и консолидируется в одних грамотных руках. Но прирост капитала и есть смысл предпринимательской деятельности. Монополии буквально выкачивают деньги из рук потребителей в руки капиталиста, а капитал в руках капиталиста - это новые инвестиции, новые рабочие места и новые технологии. Это развитие. А в конечном итоге - это благо для всех.

Если же почитать современных экономистов, то они практически все (кроме некоторых представителей опальной австрийской экономической школы) против рыночного монополизма. Когда их читаешь, то впечатление, что столкнулся с религиозным фанатизмом замешанном на оторванных от реальности математических абстракциях.

Рассмотрим например знаменитую X-эффективность.
"Функционирование фирмы называется X-эффективным, если она производит при имеющемся наборе ресурсов и наилучшей из доступных технологий максимальный возможный объём продукции. В случае, если максимального объёма выпуска не достигается, говорят о X-неэффективности фирмы."

Это же бред. Сферический конь в вакууме.
Если все капиталисты вдруг станут вести икс-эффективный бизнес, то откуда тогда возьмется прирост капитала или прибыль предпринимателя? Если все ресурсы тратить на максимальное производство товаров потребления, то где взять ресурсы для инвестиций?

Например, есть лавочник, пекущий пирожки с капустой. Для того, чтобы он стал X-эффективным, ему нужно изготовить и продать как можно больше пирожков. Очевидно, что сделать это можно только понижением цены до уровня себестоимости пирожка. А значит, лавочник будет голодать, пока не помрет. Хорошо, вложим в себестоимость пирожка еду лавочника. Ок, но тогда лавочник не будет развиваться, он никогда не купит новую печь, не будет экспериментировать с новыми технологиями. Зачем ему все это, если на выходе он получит все тот же паек? Это какой-то самоубийственный дейпинг. Да и вообще, кто сказал, что эффективность - это максимальный объем продукции? Кто решил, что все ресурсы нужно тратить в объем продукции? А сколько ресурсов нужно трать в инвестиции? Если инвестиции приравнять к товару, то монополии будут очень x-эффективны.

Что-то эти оторванные от реальности понятия вдруг завоняли социализмом. Там ведь тоже пытались выплавить кубокилометры стали, которая потом лежала ненужная годами.

Или взять вот знаменитый термин Deadweight Loss, мертвый груз. Якобы неэффективное распределение ресурсов, которые получаются из-за завышенных цен монополистом.

Да кто сказал, что монополист будет все время завышать цены? Как выше уже показано, что на свободном рынке монополии цены снижают, а не повышают. И это не голословная аксиома или постулат, это наблюдаемый реальный факт. В случае устойчивого положения монополиста он непременно начинает инвестировать в развитие технологий, для еще большего увеличения абсолютной прибыли, а значит и капитала. Все эти умопостроения гореэкономистов с нелепыми графиками от балды опираются на некие аксиомы. Мол, цена от монополиста всегда выше, чем на конкурентном рынке. Во-первых, это надо еще доказать на практике, во-вторых, кто сказал, что "мертвый груз" такой уж и "мертвый". Более того, при монополизме не тратятся ресурсы на вход в рынок новых игроков, не тратятся ресурсы на пустую конкуренцию, на повторение аналогичных технологий. Проще говоря, перестают изобретаться велосипеды.

Вообще все эти атаки на капитализм вызывают у меня уныние. Вот, социалисты носятся с тем, что 90% капитала принадлежит нескольким процентам жителей Земли. Ай, какое неравенство, ах как плохо. У Пети три любовницы и две жены, а у меня вообще бабы нет. Нужно убить Петю и изнасиловать его жену и любовниц. Они ведь несчастны в его руках, он их коварно заманил и эксплуатирует, а нас, одиноких нищих долбоебов, поэтому никто не любит.

А теперь мысленно вернемся в каменный век. Было ли в то время такое неравенство? Могло ли вождю дикарей принадлежать 90% имущества всех землян?

Конечно же нет. Нарастающая ненасильственная концентрация капитала в частных руках позволяет производить дорогостоящие инвестиции в развитие технологий. И в итоге все участвующие в рынке жители будут жить дольше и лучше вождя первобытного племени древности, который жил в намного более справедливом, по мнению дураков, мире.

Понятно, что оторванные от реальности математики под нужную идеологию могут вам придумать и притянуть за уши любую абстрактную модель. Но кто заказчик борьбы с монополиями в рыночной экономике? Кому нужно было уничтожать промышленные и торговые монополии США?

Я думаю, тут существует вполне реальный заговор. Если вспомнить времена нападок на Рокфеллера, то очевидно, что его ненавидели бюрократы и банкиры. А в это время как раз банкиры боролись с промышленниками за власть над финансовой системой США. Монополисты вроде Рокфеллера мешали банкирам внедрить кредитное рабство. Ведь, монополист прочно стоит на ногах, у него много собственного капитала и ему по большому счету не нужны кредиты банков, в крайнем случае, он продаст часть акций на бирже, либо сам выпишет облигацию. Он вполне может развиваться и без банковского капитала.

А теперь представьте картину, когда вся экономика поделена между монополистами в своих отраслях, никому кредиты не нужны. Это же кошмар для банкира.

Расчленяя монополии с помощью государственной дубинки, то есть насильственным путем, банкиры не дают им собирать оптимальную для отрасли прибыль. Из-за бесконечной конкуренции промышленники и торговцы постоянно дейпингуют, залезая по уши в долги. Расчленив крупных монополистов, банкиры смогли полностью захватить контроль над экономикой соединенных штатов. Как только они это сделали, они начали печатать ничем не обеспеченные бумажки, придумали ФРС, и стали покупать на них богатство и власть. При этом создается колоссальный перекос экономики в сторону финансового сектора. И всю ту роскошь потребления, которой возмущаются противники Wall Street, зачастую потребляют именно представители банковской мафии и связанные с ними чиновники, потому что их деньги не заработаны потом, кровью, а фактически отобраны у реальных секторов.

Если вышеперечисленные тезисы вам не понятны, то предлагаю другой пример. Многие любители истории знают, что большинство воюющих государств залезало по уши в долги. Печатали деньги, брали кредиты, отказывались от золотого обеспечения, выпускали облигации. Короче, максимизировали свои финансовые силы в минуту решающей схватки. Оно и понятно. Если у вас будет превосходство в ресурсах и армии, то вы имеете несколько более высокие шансы на победу. Если же вы не берете кредиты, а воюете по средствам, то накаченный допингом противник вас победит. Улавливаете суть?

Конкуренция в экономике – это аналог войны. А теперь представьте, что государства вечно бы находились в состоянии войны, а если одно из государств побеждало бы, то его искусственно расчленяли для начала новой войны. Конечно бы в таком мире все государства непрерывно бы залезали в долги. И не было бы ни одного государства со здоровыми финансами.

Тоже самое происходит и в экономике. Как только один из капиталистов, или одна из их групп таки побеждает соперника в конкуренции, как только он находится на грани получения независимости от банковского капитала, так сразу у него начинаются проблемы с государством, а на самом деле с банкирами, которые не хотят терять контроль и власть над его отраслью экономики. Его расчленяют, и война начинается снова.

Если я вас не убедил, то еще один железный довод в пользу монополий без банковских кредитов. Монополист может снижать прибыль практически до нуля, а вот берущий кредиты предприниматель, должен закладывать в маржу еще и проценты по кредитам. А значит, маржа в не монопольной экономике имеет нижний предел, который равен процентной ставке по кредиту.

Более того, нечто похожее происходит и с самим государством. Прикрываясь идеями демократии, банкиры дали право голоса люмпенам (внедрение ФРС, разгром Рокфеллера и внедрение всеобщего права голоса происходило в одно и тоже историческое время). То есть тем, кто получает от государства больше, чем дает. И естественно, что все конкурирующие друг с другом на выборах политические партии соревнуются в том, кто больше всего халявы даст избирателю. Формально, выборы свободные и конкурентные, но по сути благодаря такой механике демократических выборов банкиры держат за яйки все политические партии в демократических странах. Так как после победы любой из них государство будет вынуждено с протянутой рукой идти к банкирам за заемом, и тратить его на ублажение большинства населения. Поэтому хоть войны и нет, но демократические государства с всеобщим правом голоса вынуждены залезать в сумасшедшие долги, а по сути попадать в долговую кабалу банкирам.

Опять не верите, вот конкретный пример.

Расходы бюджета США в течение 20 века по отношению к ВВП неумолимо росли. Начали они сей путь менее чем с 5% от ВВП, а закончили уже около 25% (в других развитых странах ситуация еще хуже). Причем на графике видны 2 резких скачка. Это мировые войны. Оно и понятно. США вступали в мировую войну, и как я и описывал, залезали в долги, увеличивая расходы на военные и смежные нужды. И самое примечательное, что доля расходов государства США от ВВП в 2010-е годы практически сравнялась с расходами США в Первую мировую войну. Оно и понятно, почему теперь госдолг США зашкаливает. Фактически США уже несколько десятилетий ведет войну за электорат за счет роста госрасходов.



Но из всего этого не значит, что банки нужно запретить. Нет. Нужно прекратить насилие и дать свободу монополизации.

Банки действительно помогают выиграть войны, они действительно ускоряют технологический прогресс и конкуренцию в ходе рыночной войны за пальму первенства, без них экономика будет куда менее эффективной. Но при всем при этом нельзя допускать вмешательства государства в рыночную экономику. Как только вы услышали об антимонопольном законодательстве, то знайте, что это государство контролируется банкирской мафией (кстати, в Грузии нет антимонопольного законодательства).

Банкиров необходимо поставить на место. Роль банкира в здоровой экономике проста. Он посредник между кредитором и заемщиком. В идеальной модели экономики работа банкира должна выглядеть так:
Старые, давно освоенные отрасли находятся под контролем монополий. Избыток капитала эти монополисты вкладывают в банк. Банкиры суживают эти капиталы предпринимателям, которые все еще находятся в конкурентной борьбе за новые рынки. Там идет конкурентная война, и в итоге побеждает сильнейший. Этот сильнейший монополизирует отрасль, расплачивается с кредиторами и сам становится кредитором, вкладывая излишки капитала в банк. Таким образом, постоянно стимулируется появление новых отраслей и быстрейшее перетекание капиталов, а значит и ресурсов в новые отрасли.

Если новых отраслей мало, то из-за избытка капитала ставки по кредитам падают, что стимулирует появление новых отраслей и ускорение конкуренции в уже имеющихся. Если новых отраслей слишком много и спрос на капитал большой, то ставки по кредитам растут, отсеиваются менее перспективные новые отрасли и рынки. Вот как должна рыночным путем плавать ставка, а не решением Браги, Нае*улиной или другого банковского чиновника ФРС.

Далее, государство должно иметь немонопольное право на эмиссию денег. Более того, любой гражданин или юридическое лицо тоже вправе выпускать собственные деньги. И все эти деньги недолговые. Защитой от безумной госэмиссии денег будет альтернативная возможность использования иной валюты. Как только государство начнет девальвировать свою валюту, частники могут перейти на валюту конкурента. И я не исключаю, что в итоге рынок денег будет монополизирован одним эмитентом, он может быть как частником, так и государством. Какая там будет инфляция, сколько денег печатать, все это будет решать рыночный монополист. Но так как он будет заинтересован в сохранении своего статуса, в росте своей прибыли, то он будет стараться, чтобы его деньги были наиболее удобны потребителям.

Естественно это все при свободных ценах и курсах валют. Демократии сохраняются, но голоса пропорциональны налоговым платежам гражданина, более того, АО и другие юрлица тоже имеют право голоса на выборах в соответствии с размером налогов, которые они платят. Это справедливо, так как госбюджет фактически является общественным фондом, и право влиять на управление этим фондом должно быть пропорционально вкладу в этот фонд.

Вот так должна функционировать экономика и политика. А что мы видим сегодня? Все демократические государства по гроб жизни должны, госдолг колоссальный. Все транснационалы тоже являются заемщиками банков, кредитные ставки стремятся к нулю или даже уходят в минус. Домохозяйства тоже закредитованы. Идет колоссальная эмиссия. Банкиры говорят правителю. Мы можем отложить кризис на более далекие времена. Дайте нам возможность эмиссии и снижения ставок вплоть до отрицательных. Короче, это не экономика а монополия банковского капитала над всеми отраслями и политиками.

Но что спасает мировую экономику. На самом деле, мировая экономика все-таки монополизирована. Как недавно было доказано, основными капиталами мировой экономики владеют всего лишь несколько семей. Просто они маскируют реального собственника хитроумными схемами, что конечно, повышает издержки и вносит запутанность в управление, но по факту позволяет промышленникам таки монополизировать некоторые отрасли и только поэтому мировая экономика еще окончательно не рухнула в пропасть, хотя уже на грани.

Tags: альтернатива, важно, экономика
Subscribe

Posts from This Journal “экономика” Tag

  • Путин и рыночек

    "Торговые сети уже больше недели не могут закупить сахарный песок у производителей по фиксированным ценам, сообщила газета «Известия» со ссылкой на…

  • Про обнуление через биткоин и прочие акции шмакции

    Все понимают, что грядет кризис, другое дело даты и механика кризиса. По датам я пока склоняюсь на ноябрь-декабрь этого года и рецессия потом на 5…

  • Завершение аферы с фальшивомонетничеством

    ЕЦБ рассматривает возможность списания суверенных долгов со своего баланса. Первый акт аферы. Мы отвязываем деньги от золотого стандарта. Второй…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments