chest_i_razym (chest_i_razym) wrote,
chest_i_razym
chest_i_razym

Category:

Экономическая и политическая роль наркотиков с древнейших времен и до наших дней.

Очень краткий обзор с неуместными отступлениями.

Дальний Восток 90-х годов оставил у меня, тогда еще маленького мальчика, много впечатлений. И одним из самых ярких из них была рыба, точнее способ ее добычи. Мой отец, советский офицер, ехал к рыбакам с несколькими блоками пачек сигарет и возвращался с несколькими мешками красной рыбы, из которой затем мы получали красную икру и копченую красную рыбу.

Я еще тогда задумывался о нелегкой участи рыбаков. Ведь по сути мы получали рыбу, а они получали курево, фактически бесполезный и даже вредный для здоровья товар. Как-то нечестно это было, так я тогда считал. Как там дела обстоят сейчас, я не знаю, надеюсь все переведено на деньги.

На самом деле, вырвать человека из натурального хозяйства тяжело. Что такое натуральная форма хозяйствования? Человек не производит товары для продажи другим людям, он производит нужные лишь ему и его семье и родственникам продукты питания. Худо бедно, но он выживает вообще без товарообмена со внешним миром. Конечно, если крестьянину дать товары городской цивилизации бесплатно, он их может быть и возьмет и приспособит к чему-нибудь, но продавать продукты своего труда за непонятно что он не захочет. Это только в сказках туземцы за бусы отдавали все что у них есть.

Эту особенность конечно же знали торговцы древности. Да, можно захватить например лесной регион и обложить его обитателей данью. Но ловить неплательщиков дани по лесам удовольствие так себе, да и ресурсов на это нужно тратить много, и самое главное, придется торчать в этой стране вечно. Можно конечно пользоваться тактикой набега, но каждый набег должен обеспечиваться превосходством в силах над ограбляемыми, а это опять таки серьезные расходы, да и риск немалый.

Проблема разрушения натуральной формы хозяйствования была очень серьезная. На примере СССР 20-30-х годов 20 века мы можем видеть реальную войну с людьми из-за их нежелания выходить из своего экономического замкнутого крестьянского мирка. Когда большевики захватили власть, они реально раздали, вернее закрыли глаза на приватизацию земель крестьянством. Во многом именно эта позиция по земле и привела большевиков к победе. Они стращали крестьянство конфискацией белыми их самозахватов в случае своего поражения.

После окончания гражданской войны и с началом НЭПа крестьяне вздохнули полной грудью и стали жить в общем-то неплохо. Государство, как главный феодал собирало оброк натурой, но у крестьян все же оставалась существенная часть выращенного. Большевики планировали в первое время установить псевдорыночную схему обмена сельхоз продукции на товары государственной промышленности. Однако оказалось, что большая часть крестьянства фактически живет внутри своего мирка, полностью обеспечивает себя всем, и на рынок выбрасывает не так уж и много хлеба. Да и что могло предложить крестьянину совдеповская индустрия? Индустрия России была перенасыщена государственными заказами. Плохонький трактор крестьянин не мог потянуть своими силами. Крестьянин готов был собирать не такие уж и большие урожаи,ему и его семье хватало.

Большевики пытались решить эту проблему ножницами цен, когда цены на зерно искусственно занижались, а цены на необходимые крестьянам товары промышленного производства завышались. Более менее такая схема работала до начала экономического кризиса, который вызвал падение мировых цен на зерно и спровоцировал большевиков еще больше увеличить разницу между ценой зерна и ценами на промтовары. А когда случился неурожай, кулаки, которые и поставляли правительству основную часть зерна, решили зерно поприжать до роста цен. В итоге правительство обнаружило, что происходит катастрофическое падение объема сдаваемого государству хлеба, хотя хлеб, по оценкам большевиков, у кулаков таки был, и он реально был.

Ситуацию осложняли многочисленные кредиты, которые были набраны большевиками на Западе. Чтобы не стать банкротами на падающем рынке большевики планировали наращивать объемы вывозимого хлеба, тогда как на самом деле объем имеющегося у правительства хлеба падал. По сути рациональные и умные кулаки взяли совдеповское правительство за яйки. И это очень сильно не понравилось большевикам, и у большевиков постепенно побеждает курс на коллективизацию, когда вместо кулаков зерно поставлялось бы государственными колхозами, а те уж поставят сколько надо и когда надо. Так по крайней мере думалось большевикам.

В итоге этой борьбы кулаки были уничтожены как класс, крестьянство ограблено. Естественно затем наступил голод, так как кулаки были самой рыночной и самой производительной частью крестьянства. Более того, голод был и искусственным, чтоб все середняки поголовно таки ушли в колхозы.

Да, кулаки использовали батраков, но они реально работали на рынок, то есть уже перешли к товарному способу хозяйствования, тогда как беднота и середняки все еще работали на внутрисемейное потребление. Если бы кулачество тогда не погибло, а наоборот обогащалась бы тогдашними темпами, то лет через 20 большинство укрупнившихся хозяйств кулаков покупали бы трактора и прочую технику. Это естественный процесс укрупнения капиталистического хозяйства на селе. Механизация деревни привела бы к оттоку бедноты в города, так что индустриализацию все равно пришлось бы делать, но в варианте с выживанием кулаков, в деревне остались бы и мозги и грамотные хозяева. Сегодня русская деревня представляла бы собой польскую или финскую модель.

Но кроме прямого насилия, большевики применяли и царские методы наркотизации крестьян и рабочих. Как и в царской России основным наркотиком выступал алкоголь. Появилась рыковка, естественно госмонополия на водку, и выжившие крестьяне таки втягивались постепенно в рыночные отношения пусть и через кабаки и пьянство.

То есть гораздо эффективнее подсадить местного вождя да и остальных аборигенов на наркотик, чем устраивать массовый террор, тем более в прежние времена собрать достаточные силы для террора примитивных племен было практически невозможно, они просто разбегутся по лесам, ищи их там. Как только наркотик будет введен в потребление, аборигены сами будут рады отдать торговцу за вожделенный кайф все что угодно от шкурок зверей до своих детей и женщин.

С древнейших времен наркотики, как ледокол, взламывали замкнутые на себя экономики родов и племен и вынуждали их выходить на товарные рынки.

Естественно абы кого садить на наркоту торговцы древности не стали. Сначала изучались ресурсы земли. Если находилось что-то ценное, то народ сажали на наркоту, и он сам под руководством своих же вождей добывал все нужное и привозил в города-крепости, по сути фактории, где все это сбывалось купцам в обмен на наркотики и прочие городские товары.

Забыл сказать еще об одном необходимом свойстве распространяемого наркотика. Он не должен быть местного происхождения, иначе аборигены научатся его доставать собственными силами и замкнутся в своем мирке опять.

Итак, какие же наркотики ломали традиционный уклад экономики аборигенов? Прежде всего это соль. Хотя соль, по современным представлением не является формально наркотиком, то есть не содержит опиаты и не превращается в них в печени, но она может вызывать серьезную психологическую зависимость. Привыкший кушать еду подсоленной вряд ли когда-нибудь согласится есть без соли. Более того, соль позволяла долго сохранять мясные и рыбные продукты, что вызвало рост населения городов. Теперь мясо или рыба не протухало в считанные дни, а могло быть с помощью соли переведено в форму длительного хранения, а значит и стало доступно для длительной перевозки и продажи в городах. Также соль была в древние времена очень дефицитным и малодоступным продуктом. Добывалась она буквально в нескольких местах, а торговавшие солью кланы имели баснословные прибыли, да и феодалы получали серьезные прибыли с пошлины на такой товар.

Однако кроме псевдонаркотика соли торговали и реальными наркотиками, от алкоголя до табака и опиума. Людей подсаживали на фактически ненужные ему табак, чай, алкоголь. В 19 веке серьезное распространение получил гашиш, затем были изобретены героин и кокаин. Причем все эти наркотики даже не были долгое время запрещены в Европе. Следы этого можно найти в Шерлоке Холмсе, который фактически был наркоманом, что не воспринималось тогда так фатально, как это воспринимается сейчас. Наоборот, Шерлок был весьма не последним человеком английского общества.

Те наркотики, которые могло производить само население, например алкоголь, быстро попадали под монополизацию государством. Самогон многократно был поставлен вне закона в том числе и в России. В России 19 века алкоголь играл серьезную экономическую роль. Во-первых, он стимулировал крестьян продавать больше зерна на рынке, чтобы потом пропить вырученные деньги в кабаках. Во-вторых, из многих районов вывезти зерно на экспорт было нерентабельно, и чтобы извлечь из зерна хоть какую-то прибыль его перегоняли в спирт, и затем продавали в основном рабочим. Без алкоголя не сводился баланс госбюджета и экономика вообще рассыпалась. Рабочие потеряли бы смысл работать на заводах так много, если бы не пропивали существенную часть выручки. И сам крах империи во многом связан с сухим законом, введенным во время первой Мировой войны. Подсаженные на алкоголь русские люди страстно хотели окончания войны в том числе и для удовлетворения своих алкогольных потребностей, именно поэтому после переворотов 17 года первым делом грабились винные подвалы и прочие запасы вожделенного алкоголя. Сталин эту ошибку не повторил, фронтовые сто грамм очень сильно сглаживали ситуацию. Да и мясорубка была в разы эффективнее. Солдаты Второй Мировой не успевали морально разложиться их просто перемалывали в масштабных наступательных и оборонительных операциях. И такого застоя, как в 16-17 году на фронте с 41 по 45 не бывало.

Но наркотик все-таки является наркотиком. Бесследно для наркомана он не проходит. Личность деградирует, разрушается здоровье, рано или поздно наступает апатия. Поэтому сообщество наивлиятельнейших семейств по мере роста товарного производства начало подумывать над вытеснением наркоторговцев с рынка, так как уже появились реально полезные товары для населения. Более того, только рост производства реальных промышленных товаров приводит к росту военной силы государства. Поэтому население выгоднее подсадить на фабричные галоши, чем на героин. Завод в мирное время производящий галоши в случае войны мог перейти на производство военных товаров, да и что за армия может быть из наркоманов с многолетним стажем, тем более если речь идет о тяжелых наркотиках. И китайцы и англосаксы очень скоро начали бороться с потреблением наркотиков собственным населением. Часто это приводило к реальным войнам между государствами. Смотри опиумные войны.

Кстати, многие современные вроде бы ненаркотические товары вначале были созданы именно как наркотикосодержащие продукты. От кока-колы до некоторых сортов вин, наркотики добавлялись очень широко. И я не могу дать гарантий, что в табак или чай того времени также не добавлялись более тяжелые наркотики.

Но вскоре с этим в передовых странах было покончено. Американцы даже хотели пойти дальше, полностью уничтожить такой широко распространенный и вредный наркотик как алкоголь. Но так как алкоголь все же является легким наркотиком и его восприимчивость серьезно разнится от особи к особи, само общество не совсем однозначно отнеслось к запрету этого наркотика. Спрос на алкоголь был объективным. В результате огромные деньги стали попадать алкогольной мафии, которая вполне успешно стала бороться с местной полицией и бюрократией. США пошли на отчаянные меры, было создано ФБР, однако и это мало помогло, мафия побеждала. Сухой закон отменили, однако эта война не прошла бесследно.

Элиты осознали, что формальным запретом остановить наркотик невозможно. Более того, если есть объективный спрос на товар, а товар этот запрещен, то большие деньги будут попадать в лапы организованной преступности. Поэтому полностью запрещать наркотики имеющие массовый спрос бесполезно, гораздо лучше вести пропаганду отказа от наркотика. Сегодня мы стали свидетелями краха такого мощного наркотика как табак. В развитых странах различными путями из населения буквально выдавливается эта бесполезная привычка курения. И каждое новое поколение курит табак все меньше и меньше. Старые поколения, которые не в силах отказаться от пагубных привычек, наказываются рублем, то есть высокими акцизами, причем размер акцизов не так велик, чтобы люди стали переключаться на черный рынок сигарет. Элиты вытесняют наркотики, а оставшийся бизнес фактически облагают тройными налогами и сверхприбыль от оставшихся табачных наркоманов берут себе.

С тяжелыми наркотиками поступили следующим образом. Так как они серьезно и достаточно быстро разрушают здоровье, капиталистическими элитами развитых стран было принято решение безусловного их запрета. Однако элиты не хотели наступать на те же грабли как и в начале 20 века с Сухим законом в США. Да, полностью остановить торговлю «веществами» ни одна страна не в состоянии, но если ты не можешь побороть что-то, то нужно просто это что-то возглавить. Поэтому я убежден, что вся наркоторговля тяжелыми наркотиками (особенно привозными) в развитых странах крышуется и курируется элитами этих государств. С одной стороны они не позволяют начаться эпидемии наркомании, с другой вполне допускают существования черного рынка под своим контролем. Так что люди, желающие вступить на эту дорожку тяжелых наркотиков вполне могут удовлетворить свой спрос, однако по очень большой цене. Элиты согласились с правом гражданина на самоубийство через наркотик, но не хотят узаконивать этот выбор. Право на саморазрушение через тяжелые наркотики стоит дорого, и все имущество наркомана и его родственников очень быстро перетечет в виде черного капитала в руки этой же самой элиты. Причем если кто-то со стороны попробует влезть в эту сверхприбыльную схему, то он либо будет уничтожен госструктурами или крышуемыми ими наркомафиями, либо будет взят в бизнес. Так что все эти разгромы наркоторговцев являются лишь борьбой с конкурентами на монопольном дефицитном рынке. Также регулярно устраивается ротация наркомафии. Преступные кланы, занимающиеся наркотой, должны регулярно уничтожаться, во-первых, для пиара якобы существующей борьбы с наркоторговлей, во-вторых, для недопущения чрезмерного усиления этих группировок, которые рано или поздно попытаются начать свою игру. Это очень жесткий бизнес.

Благодаря этому черному налу элиты всегда имеют средства для незаконной деятельности по всему миру, что с одной стороны усиливает возможности элиты государства, с другой развращает их.

Идеальным вариантом решения данной проблемы было бы разрешение самоубийства гражданина через тяжелые наркотики, но в совокупности с пропагандой порочности данного пути. Себестоимость наркотика на самом деле минимальна, поэтому наркоман вполне в состоянии уничтожить себя за сущие копейки, причем в этом случае все его имущество остается его родственникам, как и в случае обычного мгновенного самоубийства. Но элиты не готовы перейти к данной схеме. Они потеряют неучтенные капиталы, также есть риск эпидемии наркомании легализованных наркотиков. Вдруг в условиях экономического кризиса существенная часть населения решит кайфово уйти из жизни, тем более этот процесс кайфового ухода может растянуться на годы.

Однако не только торговцы несли аборигенам наркотик. Есть все основания полагать, что одним из монополистов и главным пропагандистом наркотиков была церковь. Скорость распространения христианства и методы этого распространения аномальны. Но если принять версию, что в церквях князья и прочие туземцы могли «нахаляву» получить дозу, то все встает на свои места.

Наркотики и религия связаны с самых древних времен. Однако в язычестве наркотики ввиду их деструктивного влияния на личность и здоровье принимались жрецами или оракулами. Только они имели право ловить глюки, «расширять сознание», а затем трактовать все это людям, гробя при этом свое здоровье.

Эпидемия христианства во много может объясняться более демократичному подходу к наркотикам. Во-первых, находящихся в храме людей регулярно чем-то окуривают. Сейчас это вроде бы безвредный ладан (хотя кто проверял), однако ранее само слово ладан было синонимом одного из растительных наркотиков. Так что в период расцвета христианской церкви в храмах людей окуривали фактически дурью, причем ходить в церковь нужно было регулярно, и многим это нравилось. Народ фактически подсаживали на наркотик. Естественно не бесплатно, собираемый церковью налог - десятина с лихвой окупала затраты на покупку дури у торговцев. А все эти пения и раскрашенные стены были лишь атрибутом способствующим глюкам на заданную тему. Поэтому христиане, будучи обкуренные дурманом в храме, вполне могли видеть ожившие со стен храма библейские сюжеты. Также очень высока вероятность подмешивания наркотика в вино для причастия.

Понятно, что новоявленные наркоманы – варварские вожди, побывав на «богослужении» в цивилизованной христианской стране, очень спешили построить у себя такую же церквушку, где опытные приглашенные наркобарыги в рясах окуривали бы их веществами и опаивали особым божественным вином. Куда уж там было язычеству сопротивляться князю наркоману, тем более церкви, которая собирала десятину в самых богатых городах мира, да и церковь через Византию имела доступ на рынки азиатских наркотиков. Что могло противопоставить язычество этой супернаркомафии? Практически единственным примером успешного сопротивления этой мафии была Япония. Но и она смогла этого добиться лишь с помощью перехода к самоизоляции, которая в итоге привела к технологической отсталости Японии. К тому же Япония геополитически была островом и предотвратить допуск христианской мафии в страну было относительно легко даже при том примитивном уровне бюрократии. Так что когда вам рассказывают про мученические смерти христианских миссионеров, которых распяли или умучили злобные язычники, помните, что это не просто миссионеры, это наркобарыги, и не простые, а посланные в эти страны нарковербовщики для подсадки на наркотик элиты, а затем и всего общества. Лишенные наркотика современные христианские миссионеры никого не могут обратить в свою церковь. Никакие туземцы не переходят больше в христианство, ибо без наркоты это стало бессмысленным. Современным церковникам нечем соблазнить аборигена и даже сохранить в лоне церкви ранее обращенного много поколений назад христианина. Небольшой успех имеют различные более радикальные христианские секты, которые хоть и не распространяют наркотики, но пользуются гипнозом и НЛП, фактически жестко насилуют мозги. Однако на такие уловки может поддаться далеко не большинство людей. Без наркотиков у церковников получается плохо.

Когда ж христианскую церковь лишили монополии на наркотики? Вопрос этот сложный, но можно предположить, что этот процесс шел в тоже самое время, когда церковь лишали земли и крестьян. А чтобы ограбить монастырские владения необходимо было лишить церковь народной поддержки, а лишить ее можно было лишив церковников наркоты. Как только церковники перестали обкуривать граждан наркотиками и поить их адской смесью вместо вина при причастии, сразу в народе стало проявляться недовольство разжиревшими трутнями – монахами да священниками. Отрезвевший народ даже стал Библию самостоятельно читать и ужаснулся. Очень скоро элита общества перестала быть искренне верующей.

Судя по скорости ослабления церквей, первыми на путь очищения церкви от наркоты встали протестанты. Почему это произошло именно там, в германских землях? Вероятно произошел конфликт между местными барыгами и главными держателями наркотрафика. Тут несколько событий.
1. Старый путь поставок наркотиков через Константинополь рухнул после захвата турками.
2. Поставки азиатской дури теперь шли через новые океанские пути, а они все принадлежали Испании и Португалии.

Вероятно, все это привело к более высоким поборам с германских да и английских духовенств. Они были на грани окупаемости. Не выдержав такого гнета периферийные церкви перешли к реформации, а их торговцы получили право возить дурь и грабить корабли католиков с дурью. Все эти метаморфозы привели к серьезным войнам и потрясениям, итогом которых стала протестантская церковь свободная от дури. Очищенные от наркотиков светлые европейские головы очень скоро накопили достаточно знаний для научно-технической революции. Капитализм в этих странах развивался очень бурно, а католические страны в итоге тоже пережили революции и секуляризации, после которых дурь пропала и из католических храмов, что очень скоро вызвало кризис христианства. Да, европейцы по старой памяти продолжали ходить в церковь, но дури там не было и все больше и больше людей переставали заниматься этим бессмысленным делом. А наркотики теперь продавались в далекие страны, прежде всего для исправления торгового баланса, например в Китай и Индию.

Так что доверять свою душу и тело церковникам я бы не рекомендовал. Тем более, что сейчас, когда взят курс на восстановление православия, и церковь уже показала, что если ей разрешить, она и с наркотиками свяжется (торговля сигаретами в начале 90-х). Поэтому вполне допускаю возвращение грязных методов борьбы за души. Кто его знает, что они там в кадила пихают, что добавляют в вино. Христианский бог вполне доступен и без окуривания непонятно чем, пейте свое вино, не доверяйте свое здоровье нечистым на руку людям. Ну и вообще по жизни старайтесь не подсаживаться на наркотики любого типа от чая и кофе до сигарет и героина. Все это лишь методы изъятия из вас денег и имущества.
Tags: экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments