chest_i_razym (chest_i_razym) wrote,
chest_i_razym
chest_i_razym

Прогнившая Кончита и благоухающая азиатчина

Евровидение не смотрел, но кто победил в курсе. Евровидение давно воспринимается как цирковое шоу с элементами цирка уродов.

Только я вот не понимаю, откуда у русских такая ненависть к прикалывающимся и искренне веселящимся европейцам? Достаточно посмотреть отрывки из "Прямого эфира", чтобы оценить насколько неадекватен русский народ:



Я только не понимаю, почему претензии только к Кончите, если наши сестры заняли аж 7 место?

А тому мудаку, который гордится, что его дочери родились тут, надо почитать новость о брянском депутате, который склонил к сексу более 250 девочек из неблагополучных семей. Весь поселок знал, он ходил в кафешки даже с несколькими девочками сразу, и все молчали. Это вам не против злобных бандеровцев воевать, это ж единоросс.

Но я сейчас хочу поговорить об образовании:

Вот, победители Евровидения из финляндии:


Сатанизм и разложение, а на самом деле, Финляндия в рейтингах образования стоит на первом месте уже с десяток лет.

На Эхе была интересная передача с учителем из казанской школы для талантливых детей. Школа эта сейчас на полулегальном положении. Моя жена тоже преподает в похожем заведении, и там точно такие же азиатские вещи со звонками прокуроров и прочих вельмож, списками блатных и т.д.

П. ШМАКОВ: Ну, конечно же. Понимаете, есть мэр, который возглавляет муниципалитет и который представляет городскую Казань. Есть президент, который представляет всю республику – это нечто другое. Есть московский интерес, есть Москва, которая в определенном смысле курирует, руководит, федеральное законодательство – это третье. Есть прокуратура, которая следит за исполнением законодательства. И вот сразу о прокуратуре. Как-то так получилось, что с прокуратурой отношения не сладились сразу. И вот когда вот я увидел у себя в столе тетрадочку, которую вы тоже видите, мне показалось очень странным, что первым номером идет, написано… вот тетрадочка…

К. ЛАРИНА: Это список учеников.

П. ШМАКОВ: Список тех учеников, которых брали по чьей-то рекомендации, а не потому, что они какие-нибудь экзамены сдавали. И вот номером один идет фамилия Морская. Это старший помощник прокурора. Я не буду называть все фамилии. То есть, там полно, много приятных, приличных людей, на первый взгляд…

К. ЛАРИНА: Они не поступали, не проходили ни экзамена, ни тестирования…

П. ШМАКОВ: Они проходили экзамен, но они поступали вне зависимости от результатов экзаменов. Вот у меня, открываю вторую страничку, вот написано: налоговая, фамилия ребенка написана, которую, естественно, нельзя называть. Кто из налоговой – в данном случае не знаю, тут написана фамилия человека или фамилия органа…

К. ЛАРИНА: То есть, там написан…

П. ШМАКОВ: Ребенок сдал на полбалла русский язык, ребенок абсолютно безграмотен. Ребенок у нас учится. Повторяю, дети хорошие, их можно научить всегда, без всякого сомнения. Но, знаете, когда работник налоговой, когда руководитель Рособрнадзора – прежний руководитель, не нынешний, к нынешнему никаких претензий нет – когда они имеют право своих детей… не своих родных детей, а детей, которых они протежируют, двоих, троих, пятерых, когда разные надзорные инстанции, которые вроде бы призваны следить за соблюдением закона, на самом деле этот закон нарушают, это страшно.

К. ЛАРИНА: А вы столкнулись с этим напрямую, вам тоже звонили?

П. ШМАКОВ: Все проблемы начались, собственно, через год, когда выяснилось, что мы в течение года никого не брали и летом перестали, не брали детей….

К. ЛАРИНА: Таких вот блатных, да?

П. ШМАКОВ: Да.

К. ЛАРИНА: А вы просто отказали и все?

П. ШМАКОВ: А понимаете, как?..

К. ЛАРИНА: Или они не пытались с вами разговаривать?

П. ШМАКОВ: Они даже ребенка не показывают. Они приказывают. Звонит прокурор такого-то района или руководитель, там, такой-то надзорной инстанции. Это завершилось на первый год тем, что меня принял президент республики, принял и сказал, что мы идем правильным путем. Сказал: правильно, работайте. То есть, я горжусь тем, что вы работаете так. И поэтому на какое-то время стало легче. Я повторяю, президент республики Рустам Нургалиевич Минниханов тоже нас поддерживает. Но это не все, есть очень много чего. И вот когда появилось общественное мнение, вдруг неожиданно поднялось и начало нас поддерживать, когда подписи стали собираться, то и тем, кто нас поддерживает, стало немножко легче нас поддерживать. А тем, кто против, они говорят уже не так громко.

Т. ЭЙДЕЛЬМАН: Знаете, мне кажется, что… ну, очевидно, Павел Анатольевич прав, когда говорит про особенности Татарстана. Но, с другой стороны, я вижу здесь абсолютное проявление совершенно типичной в принципе для нашей страны структуры, когда есть, там, какие-то, не знаю, политики, вообще крупные люди. Вот в данном случае мэр, президент, которые могут говорить что угодно. А есть всесильный аппарат, который все равно делает все что хочет. Вот Рособрнадзор – страшно разрушительная сила, который вот на парад надо выводить. И еще масса другого. Которые, да, очевидно не соблюдают законы. Но вот меня очень резануло в том, что говорил мэр, там была такая фраза, очевидно, как раз направленная на поддержку Павла Анатольевича, что вот его креативность пришла, там, как-то в противоречие с законами."

Вот от этой то азиатчины и бегут русские Киева, они надеются, что ЕС наконец-то уничтожит азиатчину и наладит нормальную жизнь. Пусть надежды эти и в чем-то наивные, но на РФ надежд и вовсе нет.

Еще пару интересных цитат из эфира:
"П. ШМАКОВ: Вот про надзор. Вы знаете, Финляндия с чего вдруг стала такой страной, что она в топе первых трех стран? Она в 70-х годах отказалась от надзорных инстанций. Там есть помогающие инстанции…

П. ШМАКОВ: Там есть Министерство образования, которое работает, электронные журналы – все это есть. Но РАНО там закрыто.

К. ЛАРИНА: А Финобрнадзор есть?

П. ШМАКОВ: Понимаете, там, если учитель провинится, то, разумеется, родители соберут собрание, комиссия создастся…

К. ЛАРИНА: Слушайте, а муниципальные какие-нибудь, типа наших вот районных департаментов образования, нет?

П. ШМАКОВ: Они закрыли, убрали надзорную инстанцию.

К. ЛАРИНА: Только министерство.

П. ШМАКОВ: Смотрите, какая ситуация. Они зайцев в автобусах ловят так же, как и мы ловим зайцев в автобусах. А учителя не ловят, то есть, учитель свободен. И вот если капитализм победил феодализм и, соответственно, побили рабовладельческий строй, потому что раб работает хуже, чем свободный человек. Так и Финляндия: свободный учитель выяснил, что работает лучше.

Т. ЭЙДЕЛЬМАН: И вот я уже много лет замечаю такую вещь: как только начинаются разговоры о том, что надо что-то изменить в системе экзаменов, в системе управления, в системе… тут же раздается, причем далеко не только сверху: да если за нашими учителями не следить, они такого тут наделают!.. То есть, вот во всем абсолютное неверие учителю. Ну, конечно, есть какие-то там непрофессиональные учителя, наверное, даже и в Финляндии они есть. С другой стороны, я видела в самых разных концах нашей страны множество замечательных учителей. И главное, вот это вот ощущение, в нашей стране идущее из глубины веков, что мы все как дети малые, поэтому за нами всегда должен ходить надзиратель с плеткой. Вот и из этого… а, соответственно, если за учителями ходят надзиратели с плетками, они за детьми будут так же ходить.

П. ШМАКОВ: И вот когда я начал работать в финской школе, я там 6 лет работал обычным учителем физики… закончил университет, потом работал учителем физики, математики и химии. Вы знаете, у них электронные журналы появились раньше, чем у нас. И вот первые месяца полтора я не успевал их заполнять, я все время ждал, что меня поругают. Я подходил к коллегам-учителям, ну, мне помогали, объясняли. Надо мной посмеивались, когда я говорил: меня будут ругать?.. Никто меня не ругал ни разу. И вот моя совесть, она мне полтора месяца долбила: ну, что же такое? Все могут, а ты – нет. Примерно через полтора месяца я научился вовремя аккуратно заносить оценки в электронный журнал.

К. ЛАРИНА: Скажите, Павел, а то, что касается методик учительских, вот тут учитель свободен в выборе, как он…

П. ШМАКОВ: Есть государственные аттестации 9 и 11 класса.

К. ЛАРИНА: В Финляндии, да?

П. ШМАКОВ: Нет.

К. ЛАРИНА: Я говорю про Финляндию, мне интересно, как вот там, насколько…

П. ШМАКОВ: Там тоже есть и конференции, и учительские симпозиумы. Там педсоветы по-другому проходят, например. то есть, не директор ведет педсовет, люди разбиваются на рабочие группы, решают проблемы, потом собираются вместе и обсуждают. То есть, там все это есть, там только нет жесткого надзора за конкретным учителем. То есть, бумажки учителя не побеждают.

К. ЛАРИНА: Ну, а каким образом все-таки качество образования оценивается и качество работы учителя, вот мне это интересно.

П. ШМАКОВ: По итогам года. А что происходит в промежутке – это могут оценить родители, если они чем-то недовольны. Но ребенок учится, ребенок получает итоговые оценки, ребенок поступает в соответствующие вузы. То есть, оценивается только так.

К. ЛАРИНА: Я просто хочу напомнить нашим слушателям, кто, может быть, не знает или забыл, что Финляндия многие годы возглавляет действительно вот тот самый рейтинг, который проводит PISA, по-моему, да, такое исследование качества образования школьного. В тройку, в первую тройку…

П. ШМАКОВ: С 2000-го года причем. То есть, уже… раз в три года это проводится, и уже 4 раза подряд.

К. ЛАРИНА: А чем все-таки вы это объясняете, именно свободой, данной учителю, отсутствием надзорных органов? Или есть еще какой-то секрет?

П. ШМАКОВ: Да, там есть несколько секретов. Вообще Финляндия вкладывается в то, что получается. И они когда-то договорились, что тем, что получается, должно стать образование. Они договорились об этом, государство, общество и бизнес. И они поддерживают несколько вещей. На каком-то этапе они поддерживали Нокию, например, сильно поддерживали, и мы знаем, на каких позиция одно время Нокиа стояла. И они все вместе поддерживали образование. Они поставили себе целью, что финское образование должно стать чрезвычайно важным. В Финляндии есть много таких мелочей, из которых складывается победа в PISA. Финляндия – первая страна в Европе, которая сделал бесплатным питание для детей в школе. Вот это…

К. ЛАРИНА: Кстати, у них образование бесплатное?

П. ШМАКОВ: Образование бесплатное. Более того, оно…

К. ЛАРИНА: И питание бесплатное.

П. ШМАКОВ: Я скажу такую красивую вещь, для нас, для россиян: обучение в финских вузах и финской докторантуре бесплатно для иностранцев. Вот когда наши школьники едут куда-то там в Англию, родители платят хорошие деньги, чтобы они там учились. Финляндия заинтересована в притоке умных людей. Там в парламенте периодически поднимается вопрос: не стоит ли брать плату с иностранцев? До сих пор пока побеждает точка зрения, что нам нужны умные люди в Финляндии.

К. ЛАРИНА: А статус учителя каков вообще общественный на сегодняшний день?

П. ШМАКОВ: Фантастически высок. Там конкурс на педагогические специальности 5-6 человек на место.

К. ЛАРИНА: В обычную школу, да? П.

ШМАКОВ: Да-да-да. Понимаете, вот я помню, у меня мама учительница русского и литературы, у меня бабушка учительница русского и литературы, и мне рассказывали, как у нас шапку ломали в деревне перед учителем. Это было все, это сейчас этого стало значительно меньше.

К. ЛАРИНА: А зарплата?

П. ШМАКОВ: Ну, вот у меня была где-то между 2,5 и 3,5 тысячами евро.

К. ЛАРИНА: И еще что-то, социальный пакет какой-то?

П. ШМАКОВ: Не, ну, это уже как везде и как все. Важно, что у них зарплата на уровне средней в стране. А средняя в стране вот около 3 тысяч евро.

К. ЛАРИНА: Тамар, вот ты говоришь. И что? Посмотри на наших учителей. Это мы здесь в Москве живем. Сколько, вы-то знаете лучше, сколько учителя получают.

Н. МАЛЕВИЧ: Можно я задам неприличный вопрос Павлу? То есть, мне ответ, я думаю, очевиден, но я думаю, что все спрашивают об этом: зачем вы оттуда уехали?

К. ЛАРИНА: Тут тоже нам пишут наши слушатели.

Н. МАЛЕВИЧ: Да, я уверена.

К. ЛАРИНА: Я Павлу прочту. «Лучше всего этому классному парню уехать обратно в Финляндию».

Т. ЭЙДЕЛЬМАН: Не, не надо, не надо, не уезжайте.

К. ЛАРИНА: А здесь еще и посадят.

П. ШМАКОВ: Я когда-то уехал, потому что меня отсюда на самом деле выгнали когда-то, вот. Я, как-то так получается, что я очень люблю свою страну. Вот три моих дочки родились в Финляндии. У меня 12-летняя дочка, 7-летняя дочка и 5-летняя дочка. И они любят Финляндию значительно больше, чем Россию. Я сюда приехал со старшей дочкой, я очень хотел показать им хорошую российскую школу. И вот я очень горжусь, она в этом году стала отличницей, наконец, после трех лет обучения в русской школе. Она любит учиться. Но, понимаете, я думал, что я смогу привезти сюда свою семью, то есть, вот жену и еще двух маленьких, которые у меня там в Финляндии. Вот пока, вот в этой ситуации, когда меня то ли выгонят, то ли нет, школа то ли получит лицензию, то ли нет… Я верю, что получит, но вот я-то верят, а ведь многие не верят. Вот те 85 детей, которые у нас учатся, верят, что получится, им нравится трудно учиться, они получают четверки, тройки и двойки… то есть, у меня 30 отличников, 25 отличников уже перестало быть отличниками, им трудно учиться, но им нравится учиться. То есть, я люблю мою больную страну, понимаете? То есть…

К. ЛАРИНА: Павел, скажите, а вам не угрожали вообще в Казани?

П. ШМАКОВ: Угрожали. Но это отдельная история. Да, вот год назад. Вот сейчас не угрожают, а вот тогда, когда все-таки меня, в конце концов, сняли с поста директора лицея Лобачевского, вот, там работники прокуратуры, конкретные люди, то есть, можно тоже назвать имя, будет достаточно одного имени, которое я назвал, на самом деле это не единственный такой человек. Мне сказали, публично сказали, при свидетелях, что на меня заведут уголовное дело. Я сказал: а как, на каком основании? У нас есть устные жалобы, что вы берете деньги с поступающих. Я говорю: у вас есть доказательства какие-то, что я уехал от зарплаты в три раза больше, беру здесь какие-то копеечные деньги? Он говорит: нет, но я думаю, что мы сумеем получить доказательства.

Т. ЭЙДЕЛЬМАН: Не сомневаюсь…

Н. МАЛЕВИЧ: А что это за история с обыском?

П. ШМАКОВ: А, ну, это странная история, которая до сих пор непонятна ни мне, никому. Вы знаете, вот эту тетрадочку искали. Там ведь у меня не только она есть, у меня есть жесткий диск компьютера, на котором показано, как поступали в ту школу. То есть, берется… экзамены проходят, берется первый, второй, третий, четвертый, десятый, одиннадцатый не берется, а берется двенадцатый. Есть квитанция, что родители добровольно перечислили 70 тысяч. Не берется тринадцатый и четырнадцатый, берется пятнадцатый. Есть квитанция, что родители добровольно перечислили 120 тысяч. Это все у меня есть. И вот за этим как-то вламывались в мой кабинет, пытались все это найти. Вот, может быть, за этим заходили в мою квартиру. Я ведь не знаю. Милиция не нашла. У них теперь гипотеза, что, может, это ребенок, это подростки…

П. ШМАКОВ: Это же все непонятно, у меня же ничего не украли.

К. ЛАРИНА: Правильно ли мы поняли, что сейчас лицей Лобачевского возглавляет тот самый директор, при котором, собственно, вся эта система была налажена принятия детей, таких детей в школу?

П. ШМАКОВ: Да, при всем при том она действительно интересный учитель, она интересный директор, но при всем том это человек вот этой системы, который принимает эти правила игры. Замечу, при ней вот лицей Лобачевского называли школой для одаренных детей. Там из 600 учеников было, ну, не знаю, 50 или 100, то есть, много, много десятков детей, которые побеждали на олимпиадах, которые делали лицей Лобачевского одной из лучших школ города. Я напомню, что она вошла в 13-м году в топ-25 России и стала лучшей школой в Татарстане, по московским уже подсчетам, а тогда она тоже была очень хорошей школой. То есть, благодаря тому, что в школе были деньги, разными способами, то есть, эти деньги частично шли на поддержку одаренных детей, это правда. То есть, части детей было хорошо. Меня ведь тревожит то, что было слишком много вот тех, других детей. Понимаете, когда директор, где-то кривя совестью, берет одного человека из ста, об этом никто не знает, и у него появляется 15 компьютеров, это тоже плохо, но это можно понять. А когда 243 из 600, это климат, что можно заплатить и вместо тройки ты получишь четверку. Это климат среди детей, которые обсуждают в Контакте, почему можно поступить в эту школу. Я приведу, это вот в Контакте можно найти даже сейчас. Девочка закончила в прошлом году, пишет, что мой папа заслуженный человек, он много чего сделал для Казани, у моего папы друзья, которые всего добились своим трудом. Поэтому я имею право учиться в этой школе. Классический набор. У меня красавица жена, я отдыхаю в Испании, у меня шикарная машина, мой ребенок учится в этой школе"

Вот, такой вот светоч духовности с обысками у учителей.
Tags: дети, феодальная империя
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments