chest_i_razym (chest_i_razym) wrote,
chest_i_razym
chest_i_razym

Categories:

О добавленной стоимости

Маркс пишет:
Товаровладелец A может быть настолько ловким плутом, что всегда надувает своих коллег B и C, в то время как эти последние при всём желании не в состоянии взять реванш. A продаёт B вино стоимостью в 40 ф. ст.(за 50 фунт.) и посредством обмена приобретает пшеницу стоимостью в 50 фунтов стерлингов. A превратил свои 40 ф. ст. в 50 ф. ст., сделал из меньшего количества денег большее их количество и превратил свой товар в капитал. Присмотримся к делу внимательнее. До обмена имелось на 40 ф. ст. вина в руках A и на 50 ф. ст. пшеницы в руках B, а всего стоимости на 90 фунтов стерлингов. После обмена мы имеем ту же самую общую стоимость в 90 фунтов стерлингов. Находящаяся в обращении стоимость не увеличилась ни на один атом, изменилось лишь её распределение между A и B. То, что для одной стороны является здесь прибавочной стоимостью, для другой представляет недостающую стоимость, плюс для одного есть минус для другого. Тот же самый результат получился бы, если бы A, не прикрываясь процессом обмена, прямо украл бы у B 10 фунтов стерлингов. Очевидно, сумму находящихся в обращении стоимостей нельзя увеличить никаким изменением в их распределении...

Затем Маркс выдвигает тезис, что добавочная стоимость возникает только в результате покупки капиталистом труда рабочего, который идет на создание товара из сырья. Грубо говоря, труд делает из сырья товар, труд и только труд создает добавочную стоимость.

Я не понимаю, почему Маркс зациклился на стоимости. Стоимость - это цена ресурсов, которые были потрачены на создание или добычу товара. Естественно в стоимость входят и затраты на труд рабочих и затраты на электричество и прочие затраты. На самом деле, не так уж важно для товара, сколько и как потратил капиталист на его создание. Гораздо важнее отношение цены, за которую этот товар согласны купить, ко всем затратам, которые нужно совершить продавцу, чтобы эта сделка состоялась. Например, можно потратить кучу сырья и труда и создать в итоге никому не нужную вещь, которую никто не купит. Какова будет себестоимость и добавочная стоимость товара? Существенная, а вот выручки будет ноль. Так что на самом деле, добавочная стоимость будет отрицательной.

Другой пример, кусок золота на необитаемом острове вряд ли будет в цене, если Робинзон Крузо не верит в возможность своего возвращения с острова. Но как только остров посетили туземцы, цена золота для Робинзона вырастает, и он вполне мог бы купить золото (потратить на его добычу и транспортировку свои силы) у природы. Товар перемещаясь пространственно становится доступен разным покупателям, у которых разные потребности, разные ресурсы. В Норильске апельсин будет продан по одной цене, в Марокко по совершенно другой. И это не значит, что продавец апельсинов в Норильске облапошил покупателя. Если покупатель согласен и нет монополистического сговора, то апельсин действительно стоит столько, сколько он стоит в магазине Норильска.

Не учтя это казалось бы очевидное свойство стоимости, Марксисты наделали ужасные ошибки. Построив экономику исходя из стоимости и добавленной стоимости, они совсем забыли про рыночную цену. В итоге советская промышленность (КНДРовская, Кубинская и т.д.) стали производить непонятные товары, которые находили спрос только при закрытых границах и то не всегда. А если границы закрыты, то мы не можем оценить реальный ВВП СССР и стоимость промышленной продукции, произведенной в СССР. Поэтому все эти гигаваты и млн кубометров снега и стали совсем ни о чем не говорят. Может быть, вы на тонну стали потратили такое количество энергии, которая стоит на мировом рынке в разы больше, чем цена тонны стали.

Маркс завершает главу четвертую так:
Бывший владелец денег шествует впереди как капиталист, владелец рабочей силы следует за ним как его рабочий; один многозначительно посмеивается и горит желанием приступить к делу; другой бредёт понуро, упирается как человек, который продал на рынке свою собственную шкуру и потому не видит в будущем никакой перспективы, кроме одной: что эту шкуру будут дубить.

Отсюда возникает образ злого и плохого капиталиста, почти работорговца, эксплуататора. А в чем его вина? Есть рабочий, который не имеет возможности произвести товар на рынок, чтобы продать его и купить товары для собственного потребления, есть кустарь, который не выдерживает конкуренции с фабричным товаром. Есть капиталист, который обладает капиталом, технологиями, организационными способностями и отлаженной системой производства товара (фабрикой). Далее, капиталист рискуя своим капиталом, покупает рабочую силу, сырье, производит товар и надеется его продать. Чем рискует рабочий? Ничем, он гарантированно получает некую сумму, зафиксированную в договоре. Чем рискует капиталист? Капиталист рискует капиталом, а иногда и собственным имуществом. Про это Маркс не пишет, зато вспоминает, что рабочий получает зарплату через неделю или месяц работы, а значит кредитует капиталиста. На самом деле, такой порядок завелся от недоверия капиталистов к рабочим. Собственно, многие рабочие за душой ничего не имеют. Сегодня ты им выдал зп, завтра они перепились или просто ушли в другой город. Ищи их потом. Капиталист тоже может исчезнуть, но он рискует репутацией и капиталом. Фабрику нельзя так просто взять, положить в карман и сбежать с ней. Это как со съемом жилья. Обычно предоплату делает квартиросъемщик, тем самым страхуя рантье от издержек связанных с невыплатой или исчезновением арендатора.

Но в реальной жизни бывают и обратные примеры. Капиталисты вполне могут предоставлять кредиты своим особо ценным сотрудникам. Они могут помогать рабочим приобретать квартиры, авто и решать прочие проблемы. Да, это не 100% практика всех капиталистов, но такое бывает сплошь и рядом.

Чем больше капиталистов, тем больше спрос на рабсилу, тем выше цена рабсилы, тем меньше свободных рабочих, тем меньше безработицы, тем выше производительность труда (рабочие идут работать к тем капиталистам, которые способны извлечь больше прибыли из их труда). Если капиталистов мало, оплата труда падает, безработица растет, часть рабочих вообще может выпасть из товарной экономики, труд не берегут, а значит, производительность труда падает. Что собственно мы и получили, когда марксисты сократили число капиталистов в СССР до одного. Государство осталось последним капиталистом, более того, оно стало монополистом, а значит могло снизить цену труда ниже его объективной стоимости, а значит работа перестала приносить необходимый доход и многие советские люди стали огородничать. Огород - это почти всегда переход к натуральному хозяйству, то есть деградация производственных сил. Рабочий решает, что нетоварный труд в рамках первобытного натурального хозяйства для него выгоднее, чем полноценная работа на советской фабрике или в колхозе, хотя бы пожрать будет что. После краха СССР огородничество помогло многим людям выжить в условиях уже настоящей, а не скрытой безработицы.

Конечно, можно обвинять капиталистов в том, что они не делятся прибылью с рабочими. Платят по фиксированной таксе. На самом деле, вряд ли бы рабочие согласились бы на долю от прибыли, так как прибыль временами может быть и нулевой или отрицательной. А отрицательную зарплату бюджет рабочего может и не пережить, таковы уж люди, многие живут от зарплаты до зарплаты. Хотя в последнее время некоторые наемные рабочие входят в долю от прибыли. Часто менеджер имеет небольшой фиксированный оклад и процент с продаж. Тут нельзя ставить жесткие рамки. Капиталист и рабочий должны сами между собой договариваться.
Tags: Маркс, экономика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments