chest_i_razym (chest_i_razym) wrote,
chest_i_razym
chest_i_razym

Шесть Историй

Оригинал взят у bacchusv в Шесть Историй
nibaal посвящается, потому что мир - неорганизованная штука.

В Имперском Военном Музее (Imperial War Museum) в Лондоне есть много всего интересного - тут и стандартные для таких мест наборы оружия, знамёна, униформы, но есть в нём и штуки более интимные, более познавательные. В частности это дневники солдат учавствовавших во всяких кампаниях, и отдавших их на хранение музею, чтение просто потрясающее. Так случилось, что у меня нарисовался доступ к текстам пяти, и записи одного интервью с британцами учавствовавшими в интервенции в России после Революций 1917. Истории которые во-первых проливают свет на довольно непонятный период в жизни нашего народа, да ещё и с интересного ракурса. На меня они произвели сильное впечатление...

Север (Архангельск)

В начале 1919 Чарльз Хадсон оказася бригадным майором у бригадного генерала Тёрнера, командующего смешанными силами, защищающими железную дорогу 90 миль южнее Архангельска от атак Красной Армии. Основной частью сил генерала были четыре белогвардейских батальона, два на фронте, два в резерве, вместе с польским пулемётной ротой. До приезда генерала Тёрнера, силами командовал французский офицер, командант Лукас.

Штаб находился в деревне Обозёрской, довольно большого размера, также имелся форпост немного южнее, в деревне Большие Озерки. В Марте, французский коммандант услышал о приближении к Озеркам большевисткой колонны. По словам его британских подчинённых, удалился для написания "Оценки Ситуации", с помощью щедрых порций брэнди. По ходу того как его настроение улучшалось и ухудшалось, по мере поступления слухов о силе большевиков, он разрывал и переписывал свои измышления. Иногда было слышно как он ходит кругами по своему кабинету бурча "Чтобы сделал Фох?" К наступлению ночи, Лукас решил что ФОх не только бы отступил из деревни, но и отовдинул бы свой штабской поезд на десять миль севернее. Был издан приказ о немедленной подготовке поезда к выезду. Британские офицеры были в ужасе от этого приказа, и бригадный майор, штабс-капитан и офицер связи подкрались к поезду ночью, и пока один их них отвлекал машиниста разговорами, остальные лили кипяток на рельсы дальше по ходу движения. Так, им сказали, колёса поезда будут буксовать, когда он достигнет обработанного участка. На самом деле, большевисткая колонна, даже если она существовала, так и не появилась, и на следующий день генерал Айронсайд, британский главнокомандующий в северной России, заменил комманданта Лукаса бригандым генералом Тёрнером.

Вечером двадцатого июля, перед ужином, когда Хадсон работал в своём кабинете, к нему закрался, держась ниже уровня окон главный клерк, русский. По просьбе клерка ставни были закрыты, и он доложил Хадсону, что некий русский рядовой, передал ему записку, очевидно приняв клерка за старшего сержанта одного из резервных батальонов. В записке было явно сказано, что враг проведёт наступление на железную дорогу на рассвете 23его июля. Два белогврадейских батальона что были  расположены там не станут оказывать  сопротивления,  и арестуют своих офицеров сразу перед  атакой, казнив сопротивляющихся. Автор записки, подписавшийся кличкой, также сообщал что не видит трудностей в нападении на остаток бригады, который будет застигнут врасплох. В записке также сообщалось что отдельная колонная для атаки на штаб уже была готова подгтовлена и заняла позицию в лесу, а тот кому эта записка предназначалась должен был разрезать ограждающую проволоку в оговоренном месте в ночь перед атакой.

Единственными действительно надёжными войсками были двадцать британцев в штабе, польская рота пулемётчиков и возможно обслуга бронепоезда, состоящая из моряков, не особо расположенных к солдатам.

Очевидно, что было необходимым освободить два фронтовых батальона как можно скорее. Закончив ужин как положено, чтобы не вызвать подозрений русской прислуги, офицеры выработали план, по которому два резервных батальона будут построены и им будет сообщено о всплеске холеры во фронтовых батальонах, и что замена произойдёт рота за ротой сразу после построения. По мере выхода каждой фронтовой роты на платформу, окружённую польскими пулемётчиками, солдатам сообщалось бы что поезд сломался, блокируя полотно, и что им нужно сойти на платформу оставив всё снаряжение на поезде. Потом их, обезоруженных, собирались отмаршировать в здания для военнопленных под польским сопровождением. Заведующим было решено поставить белогвардейского полковника.

Всё протекло точно по плану. Выше описанный манёвр был проведён восемь раз, и каждый раз без каких либо проблем. Тем не менее, надо было узнать имена предводителей заговора. Каждый раз когда роту обезоруживали, русский полковник задавал один и тот же вопрос, когда оказалось что желающих сообщить информацию нет, полковник огласил что будет выбирать случайного человека, отсчитывать десять голов от него и застреливать десятого. Полковник выбрал первую группу невезунчиков, и отряд поляков отмаршировал их в лес. Затем последовал залп. Наблюдающий за всем этим Хадсон знал, что на самом деле никого не застреливают, но тем не менее был потрясён тем флегматичным отношением к собственной смерти, которую выказывало большинство солдат. Регулярно, час за часом этот процесс продолжался. Время приблежалось к десяти часам ночи, когда была отмарширована последняя рота и всё равно заговорщики остались неизвестными. Хадсон записал в своём дневнике, "Когда послендяя рота проходила мимо нас, молодой парень подошёл ко мне и полковнику и, после того как ему пообещали увольнение и возврат в деревню, сказал нам кем были заговорщики"

Когда большевики атаковали утром 23его, они встретились с резервными батальонами, которые успешно отбили атаку. Дезертиры же после тяжелого допроса сознались и сдали своих сообщников, несколько унтер-офицеров и солдат были казнены.

Хадсон был очень недоволен происходящим, но британцы всегда давали понять, что они не были ответственными за дисциплину в русских войсках, в которых были свои законы. Метод казни тоже должен был быть вполне омерзительным, хотя Хадсон и не знал о нём тогда. Расстрельный отряд состоял из двух пулемётов Льюиса, установленных на земле. Они не могли быть нацелены выше пояса осуждённых.

Когда Хадсон раскритиковал русские дисциплинарные методы, полковник ответил с горечью "Вы британцы не понимаете с чем мы сражаемся. Вы приехали сюда из своих тёплых, безопасных домов, зная что что можете в них вернуться. Для нас же, это куда болше чем вопрос своей собственной жизни и смерти. Это проблема всей страны." Он продолжил, описывая большевисткие дисциплинарные методы, в их стремлении завладеть не только Россией, но и миром. Хадсон прекратил критику.

В начале августа пришли приказы о полной эвакуации из северной России всех британцев и союзников. Предположительно, анти-большевисткие русские силы должны были перенять командование, победить красных и сформировать правительство. Никто кто был хоть немного знаком с ситуацией из первых рук не верил в возможность такого исхода.

10 сентября, бригадный штаб в котором состоял Хадсон сел на поезд из Обозёрской в Арахнгельск, где ихждал корабль в Британию. Первый офицер белогвардейского батальона, который чуть не взбунтовался и с которым Хадсон довольно близко подружился несмотря на расхождение во мнениях об армейском законе, стоял при полном параде на платформе, отдавая честь. Когда поезд начал отъезжать, он застрелился.

Всего шесть - Север(Архангельск), Север(Мурманск), Восток, Юго-Восток, Юг, Юго-Запад. Взяты из книги Intervention In Russia: A Cautionary Tale, основаны на интервью участников историй, проведённых Майлсом Хадсоном, автором книги, сыном Чарльза Хадсона. Переведены мной, без правки, за кривоту извиняюсь. Книгу советую всем, после шести персональных историй автор переходит ко вполне серьёзной исторической работе по описанию причин, проблем, и результатов интервенции в России зарубежных войск. Автор - профессиональный военный, выпускник Оксфорда по специальности Русский и Немецкий. После ухода из армии, отслужив в Палестине, Малазии, и в Восточной Германии как атташе в Советской Армии, он стал Заведующим Международными Делами в Консервативном Департаменте Исследований, и политическим секретарём сэра Даглас-Хоума в МИДе Британии. Конечно, не профессиональный историк, но описываемый предмет, по очевидным причинам, знает неплохо.

Tags: Запад, армия, левые, перепост
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments