June 15th, 2013

мир и чебурек

Очередной кандидат в герои

ВНИМАНИЕ! Вчера была подана заявка на митинг 23 июня в Удомле. Сегодня главный заявитель - Сергей Зяблов был вызван в полицию и исчез. Телефон не отвечает. Поступила информация что его вызвали в удомельский отдел полиции повесткой, приехали сотрудники тверского ФСБ. Угрожают посадить, если он не отзовет заявку.

Подавать заявки на митинги в защиту русского населения в РФ такой же идиотизм, как писать письма Гитлеру и жаловаться на плохое отношение к русским пленным. Когда же эти глупые люди, имперская нация и навоз для других наций поймут, что РФ - это не многонациональная страна, и тем более не страна для русских, РФ - это русофобская страна и русофобия, угнетение, эксплуатация и истребление русачков есть основа этого каганата.

А что же делать?
Во-первых, митинги должны быть правильными. ТО есть собираться в ебенях и стоять там быдлом - не комильфо. На прошлом митинге к митингующим вышел мэр города и в полном порядке оттуда ушел. Даже в плен не взяли. Наша власть, понимает только силу, поэтому митинг должен своей целью ставить гражданское неповиновение и желательно перекрытие магистралей и т.д. и т.п. Тогда его заметят, несмотря на репрессии против митингующих в дальнейших раскладах русские будут восприниматься уже не только как бараны (подобное произошло некогда с фанатами, после их погромов к ним даже путин стал приезжать на аудиенции).
Во-вторых, устраивать митинг можно только если будет подавляющее превосходство над силами правопорядка. В таком городе как Удомля такое можно сооружать только один раз и стихийно, после первой стычки, имперский карательные органы уже перебросят силы в восставший город и ничего уже жители не сделают, даже если выйдет 250% населения. Так что Удомля все просрала в первый день. Именно в первый день люди реально могли повлиять на властей. Но как и водится у русачков, люди постояли как бараны, обсудили, что их режут как баранов и разошлись по домам. А в последующие дни особо активных будут прессовать и отправлять в лагеря военнопленных. Всё уехал поезд.