January 26th, 2012

крокодил

Про продажность белых женщин

Дети спрашивают:
почему половой отбор пошел по пути завоевания благосклонности самки, а не по пути прямого насилия?

У большинства видов млекопитающих (можно даже сузить до приматов и людей) самцы крупнее, сильнее и агрессивнее самок. Cреди самцов статус определяется, в первую очередь, именно этими качествами. Самкам нравятся крупные, агрессивные самцы. Также им нравится модель сексуального поведения "с элементами насилия" (знаю это на примере людей, что думают об этом самки приматов - не в курсе, экстраполирую).
Казалось бы, кто сильнее, тот и овладел самой привлекательной самочкой. Конкурентов покусал, ее догнал и зафиксировал - вот он, самый ловкий охотник и статусный альфа-перец, т.е. носитель лучших генов! Почему эволюция свернула в сторону "стихов-цветов-шампанского"?


Я отвечаю:
Потому что среда охотников за мамонтами не имела частной собственности на женщин. Братство мужчин поддерживалось элементарной продажностью белых женщин. Кстати, на юге черные поцоны держали гаремы, и не могли создать эффективное боевое братство за что получали люлей от мамонтоохотников. В итоге получалось что мужик не знал чей ребенок в племени его и защищал всех, и всех баб защищал ибо она потенциальная секс партнерша. Зато бабы знали какой ребенок их, отсюда и вырастал матриархат, на охоте главный - мужик лидер, дома - великая мать перемать. Конечно, после перехода к землевладению подобные отношения рухнули, но гены белых мужиков остались, правда в разных концентрациях. И как только Запад вновь стал охотиться на мамонтов - заниматься производством интеллектуальной продукции, бабы вновь получили свободу, и институт брака стал рушиться и отношения между белыми мужчинами и женщинами все ближе возвращаются в свое естественное состояние, которое заложено в генах белых людей.
крокодил

Ещё одно подтверждение моей гипотезы со стороны.

Оригинал взят у nomina_obscura в Наш советский абортарий
Забавно, что вся риторика про аборты и рождаемость идет в виде полемики между традиционалистко-коллективистскими ценностями ("Народ вымирает! Россия гибнет! Женщина должна рожать - такова ее природа! Веками рожали и ты должна рожать!") и индивидуально-постмодернистскими ("Не хочу рожать, хочу карьеру! Хочу личностный рост, строгую юбку и место в правлении корпорации, какие дети! Хочу быть хипстером свободным, не хочу быть беременной тараканихой!").

Правда же состоит в том, что и та, и та позиция являются разводками. Народ большой, а человек маленький, и требовать от него потратить полтора десятка лет жизни (до обретения ребенком самостоятельности) во имя неких размытых коллективных ценностей как минимум наивно. Традиционные же ценности хороши в традиционном обществе с традиционными социальными ролями (мужчина - защитник и добытчик, женщина - хранительница очага и объект его заботы), давно уже забытыми и уничтоженными современным общественным строем и техническим прогрессом, когда женщины зарабатывают больше мужчин, беспилотные роботы-рапторы и турели с дистанционным управлением защищают куда лучше трехсот спартанцев, а спонсируемые государством социальные институты (ясли, детские сады, школы-пансионаты и т.п.) избавляют от необходимости посвящать всю свою жизнь ребенку.

С другой стороны, истерический акцент на индивидуалистских ценностях ("Карьера! Свобода!") с одной стороны, пытается бороться с биологией (убивать инстинкт продолжения рода - все равно что убивать половое влечение, успеха достигнуть можно, но ценой серьезных травматических сдвигов психики), а с другой стороны как-то упускает из вида, что, например, императрица Виктория, давшая имя целому столетию и правившая величайшей империей в истории человечества аж 63 года, имела девятерых детей, которые ей править империей ничуть не мешали. Но несомненно, очередная драная курица, мечтающая о карьере фотографа-свободного художника - менеджера по продаже дерьма, каковой карьере несомненно мешают дети, куда умнее и индивидуалистичнее женщины, одним лишь щелчком пальцев обращавшей целые страны в руины. Очередная Клара Целкин в колготках со стрелками, прочитавшая книжку "Феминизм для чайников" - умница и индивидуалка, императрица Виктория - беременная традиционалистская тараканиха, так и живем.

Правильная же позиция состоит в том, что рождение и воспитание детей - единственный известный человечеству способ сохранения и передачи накопленных знаний, социального положения и капиталов. Деторождение и детовоспитание всегда были центром аристократического мировоззрения и мировосприятия, потому что глупо всю жизнь карабкаться по иерархической лестнице, собирая власть и влияние только для того, чтобы, добравшись до вершины, рухнуть в небытие, спустив в унитаз труды всей жизни. Поэтому для аристократов, для высших социальных классов вопрос о детях даже не стоит, дети являются ключевым элементом жизненной реализации, подтверждением статуса, ключевой картой жизненного пасьянса, дети придают динамику и осмысленность жестокому движению в жестоком мире жестоких интриг.

Но если вы программист, у которого из наследства лишь штопанные труселя, а из жизненных достижений - появление на доске "Работник месяца", то дети, конечно, вам не нужны. Ваша жизнь была пуста и бессмысленна, вам нечего передавать, вы перед своим потомством можете только извиниться, что мол, простите, милые, дураками были ваши папка и мамка. Здесь да, стоит начать говорить про феминизм, индивидуализм, права человека и вашу блестящую жизнь на среднюю московскую зарплату, которую вы не хотите портить появлением пары спиногрызов. Но по сути, отсутствие нужды даже не в детях, а в наследниках, говорит о страшнейшем, ультимативном, абсолютном жизненном поражении. "Мое дело жизни было столь глупо и мелочно, что я не нуждаюсь в его продолжателях".

Резюмирую: традиционалистская риторика про "больше деточек" - для низших социальных классов, все еще обитающих в патриархальной вселенной, риторика про феминизм и самореализацию, которым мешают дети - для средних классов, уже вышедших из патриархального мифа, но еще не нашедших дела, которое стоит передачи и продолжения. Для высших социальных классов вопрос о детях не стоит, дети один из ключевых элементов жизненной битвы (глава корпорации с наследником и глава корпорации без наследника - это два сильно разных человека, именно в социальном плане), бездетность - признак слабости позиций, знак поражения. В конечном счете все сводится к тому, рассматриваете ли вы свою жизнь как структурированный, осмысленный процесс достижения целей (дети необходимы для передачи эстафеты) или же предел ваших мечтаний - валяться на пляже на Гоа (тогда дети нахер не нужны).

В некоторым смысле, это очередной, культурно-цивилизационный этап естественного отбора - глупые и неамбициозные не оставляют своего потомства, вымываясь из общего генофонда человечества, умные и властные - рожают и воспитывают со стальным блеском в глазах (предвидя возражение про социальные низы - их потомки обычно поднимаются по социальной иерархии, попадают в зону среднего класса и в свою очередь проходят отбор на желание валяться на пляже, победители идут еще выше, проигравшие растворяются в вечности без следа).


Автор блестяще сорвал покровы с русского олигархизма. Напомню, Потанин завещал своим детям по 2 млн. А Прохоров вообще бездетный, да и не собирается вроде бы, а почему, а потому что он вовсе не аристократ, а обычное среднее звено вертикали власти. Что доказывает липовость современной российской олигархии. Олигарха Лужкова могут в пять минут сделать австрийским беженцем, а вот какую-то никому неизвестную и нищую Чапман будут защищать до последней капли журналистской крови. То есть аристократия в России действительно есть, но это вовсе не олигархи, а кгбшники - силовики. Именно они могут отмазать свою дочь или сына от тюрьмы, именно они могут кутить в той же Австрии. Так чем же такое положение плохо? А тем, что эта элита является криптоэлитой, а значит легитимность её нулевая. Клан кгбшников в любой момент может потерять влияние и стать обычными беззащитными гражданами. И именно поэтому все эти кланы пытаются пустить корни в Европе или США. Тот же Путин заселил своих дочек в Германии. Причем одно дело учиться в Йеле, как Навальный - отучился и приехал применять знания. Другое дело укореняться там насовсем, как это делают наши криптоэлиты. А в СМИ - Навальный шпион, а Путин защитник России. А на самом деле все как раз наоборот. Навальный борется за Россию, а Путин лишь наместничий и потихоньку сваливает из страны (дочери в Мюнхене).Да и любая мало мальски богатая сволочь пытается свалить и закрепиться там. Батурина гордится тем, что её дети считают себе обычными англичанами. Ну, что ж, род Лужковых пришел к успеху из высокопоставленных рабов они превратились в средней богатости западных буржуа.