September 10th, 2008

крокодил

Квачков о первой русско-грузинской

В.К.: Конечно. Нужно было высадить тактический десант, захватить один из аэродромов Тбилиси, и на этом все бы закончилось. Три часа отделяло Россию от ликвидации кавказского узла, окончательного решения кавказской проблемы. С созданием пророссийского правительства в Тбилиси и Чечня, и Ингушетия, и Дагестан оставались бы абсолютно внутренним делом России. Они и сейчас - внутренне дело, но де-юре, а де-факто не полностью. То есть мы упустили возможность ликвидировать на Кавказе генератор всех мерзостей, направленных против России, потому что Армения и Азербайджан не стали бы следующей точкой приложения усилий для американцев и исламского фундаментализма. Этим странам, а тем более Ирану, не нужно вступать в конфронтацию с Россией, как это сделала "безбашенная" Грузия.

Российское политическое руководство снова дало команду "стоп". Эту же команду русская армия дважды или трижды получала во время чеченских войн. Такую же команду получили, когда сдавали Косово, когда туда летал Черномырдин. И теперь ситуация повторяется. Вместо реализации итогов кампании, когда грузинская армия бежала больше от страха, потому что любой вменяемый грузин понимает, что война Грузии с Россией - это смешно, мы откатились назад...

Что значит вывести войска с рубежа безопасности под Цхинвалом, если граница с Грузией там проходит в нескольких километрах от города? То, что Цхинвал опять окажется беззащитным под ударами "Града" и артиллерии. Мы забыли, что израильская армия держится на Голанских высотах потому, что оттуда виден Дамаск. И для Южной Осетии высоты над Цхинвалом и прилегающая местность - те же Голанские высоты, плацдарм для будущих боевых действий. Отвод российских войск из буферной зоны позволяет грузинам снова загнать туда артиллерию и реактивные системы залпового огня. Таким образом, российское политическое руководство трижды упустило возможность отстоять российские национальные интересы.

В.К.: После всех учений и слаживаний мы около полутора суток шли к Цхинвалу. Но интересует не это, а то, что все это время делала наша авиация. Грузия с десятью самолетами бомбила колонну батальонной тактической группы во главе с генералом Хрулевым. Что это за командарм, который ходит без прикрытия? Вывод: авиационного прикрытия у российских войск не было. Война в Южной Осетии показала катастрофический упадок боеготовности и боеспособности российских ВВС - фронтовой и армейской авиации.

Причиной катастрофы первых двух суток боев стало полное отсутствие в российских военных уставах понятий специальных действий и специальных операций. Командующий миротворческими силами Кулахметов просто исчез в эти дни, "рассосался", а ведь должен был, как минимум, подсказать, как действовать против грузинских штурмовых групп и бронетехники в городе, организовать оборону. Но ни Кулахметов, ни другие генералы не в состоянии этого сделать, потому что не умеют и не знают.

В Цхинвале бегал герой - секретарь Совбеза Южной Осетии Баранкевич, который бил эти танки. Он своим умом, как и ополченцы, понял, что нужно не рыть окопы, как это до сих пор делают на картах болваны в Генштабе, а действовать небольшими группами. Танки шли в Цхинвал по нескольким дорогам. Почему там не были созданы специальные инженерные заграждения, не организованы засадные действия с применением противотанковых средств, мин? Все это должно было быть сделано группами спецназа в условиях, когда грузинская армия была в десятки раз мощнее осетинских сил и батальона миротворцев.

Словом, у нас отсутствуют доктринальные положения, которые позволяют применять Вооруженные силы в соответствии с тем характером вооруженной борьбы, который соответствует XXI веку. В этом кроются главные причины неудачных действий, которые позволили грузинам уничтожить 1500 мирных жителей.

"Y": Свидетельствую, что состояние и сами средства армейской связи удручали.

В.К.: В средствах связи, разведки и навигации мы находимся на уровне 1942 года. Как известно, военное управление включает в себя три системы: систему пунктов управления, систему органов управления и саму систему связи. Так вот, по связи, разведке и навигации мы оказались ниже грузин. Когда с Генштабом из Цхинвала связывались по мобильникам журналистов, это говорит о многом. Вот куда мы приплыли по средствам связи. А разрекламированная Ивановым система ГЛОНАСС так и осталась рекламой.

"Y": Грузия с нуля создает новую армию - ей передаются зенитные комплексы, авиация, проходят обучение пилоты. Какова вероятность нового конфликта?

В.К.: Для того, чтобы грузинам создать высокоэффективную армию, которая будет в состоянии вести высокотехнологичные действия, потребуется, как минимум, два - три года. Они рассчитывают в будущем бить войска Северо-Кавказского военного округа России чем захотят. А для того, чтобы не дать возможности России сохранить лицо и сковать ее по рукам и ногам, развяжут диверсионную войну против Абхазии и Южной Осетии. На отрытое противоборство сейчас у грузин нет сил и средств. Они получат системы залпового огня, попытаются создать преимущество в авиации. И тогда наши проблемы возрастут многократно. Ведь все решает управление, а воюют боевые системы. Если американцы создадут грузинам такую систему, то для того, чтобы отбиться, нам нужно будет подымать в воздух всю авиацию Северо-Кавказского военного округа, а летчикам идти на таран.
http://www.utro.ru/articles/2008/09/10/766119.shtml
крокодил

призрак 22 июня

- Мы были на учениях, - начинает рассказ капитан Сидристый. - Это относительно недалеко от столицы Южной Осетии. Нижний Зарамах - природный заповедник Северной Осетии. Вот там после плановых учений и стояли лагерем, но 7 августа пришла команда на выдвижение к Цхинвалу. Подняли нас по тревоге - и на марш. Прибыли, разместились, а уже 8 августа там полыхнуло с такой силой, что многие даже растерялись...

У полка была четкая задача - выдвинуться к миротворцам и помочь им в обороне. Все отдавали себе отчет в том, что среди них уже наверняка есть пострадавшие. Да и вообще трудно ребятам приходится, не смогут они справиться штатным составом с грузинским спецназом под шквальным огнем «Градов», артиллерии и авиации. В город ушли наши разведчики (Почему же 7 числа разведчики не были видвинуты в Цхинвали?) и танки, начала работать и артиллерия.

- Задача была, - продолжил капитан, - уйти вправо, чтобы прикрыть другие роты от танков и минометчиков. Впереди, как оказалось, стояло три грузинских танка, которые, перемещаясь, прицельно били по нашим ребятам. На наших глазах роту рассеяли, только один взвод успел прорваться. Но с их позиций им грузин было не видно, не могли они стрелять, чтобы помочь другим ротам, которые должны были выйти вслед.

Вскоре грузинская артиллерия вычислила полковые позиции и начала бить уже почти по ним. Снаряды падали все ближе, так что дальше ждать не имело смысла. Командование приняло решение идти другой дорогой, которая шла севернее. Ехать пришлось через лес, в обход. Едва полк покинул высоту, как вражеская артиллерия ударила по ней. Командиры сработали на опережение, уберегли личный состав и технику. После успешного марш-броска обе роты вышли на северную окраину Цхинвала.

Мимо мелькали многоэтажные дома, дорога начала петлять. Впереди шла вторая рота, за ней - БТР с оперативной группой, а замыкала колонну третья рота. Они почти уже добрались до миротворцев, но у перекрестка, пропустив роту, по БТР ударили шквальным огнем из минометов.
- Мы остановились, спрыгнули с брони, - говорит Сидристый, - рассредоточились и открыли ответный огонь. Сам я вместе с двумя товарищами - замкомвзвода и старшиной - находился на броне. Как только началась стрельба, мы спешились. Старшина не успел - убили его, а мы с замкомвзвода заняли позиции по обе стороны БМП. Я оказался слева, в кювете, откуда и начал стрелять по зданию. А вокруг - пули, осколки свистят, трудно понять, где свои. Меняю магазин в автомате, оборачиваюсь - а у меня за спиной в 3-4-х метрах два грузина сидят. С оружием, стреляют из окопчика у забора. Собственно, что это грузины, я не сразу понял. Мы знали, что осетинские ополченцы носят в качестве опознавательного знака двойную повязку из бинтов, у нас такая же, но одинарная. А у этих вроде ничего подобного нет, но я их полностью и не вижу. Кричу им: «Мужики, вы наши?» А они в ответ ухмыляться начали, что-то на своем языке ответили и начали оружие в мою сторону поднимать. Счет пошел на секунды! Но сказалась армейская выучка. Реакция доведена до автоматизма. Вскочил в полный рост и весь магазин в них выпустил. Они чуть замешкались, а потому только один из них успел в мою сторону выстрелить. Вот их отметка - четыре пули в руку вошли, но в тот момент я даже боли не почувствовал. Конечно, и бронежилет помог, других ранений не было.

http://www.redstar.ru/2008/09/03_09/2_03.html

Всё-таки несколько профессионалов в разведке ещё осталось. Российское руководство знало о готовящемся нападении, и знало, что оно будет 7-8 августа. Но почему не были заминированы основные дороги и улицы? почему не был эвакуирован миротворчесский контингент, если уж оставлять, то усиливать. Почему не была произведена разведка грузинских огневых позиций и средств ПВО? Почему первые бомбы, наши самолеты сбросили спустя 10 часов после начала войны?
И ещё тысячи почему.

А потому что непрофессионалы, сверху до низу. Ключевые решения принимают неопытные люди, непонятно за какие заслуги и операции оказавшиеся на высоких должностях. А страной руководить - это Вам не по Куршавелям ездить - это тяжелая работа, требующая особых навыков, подготовки и знаний.